Здоровое питание

Как правильно питаться, что бы сохранить здоровье и похудеть, новости о здоровом питании, самые здоровые рецеты

Сепсис (часть 1).

21.11.2015 в 06:51

- что там у тебя? - спросила она, сияя глазами.
- ничего …. Сюрприз, - ответил он, поднимая лацканы своего пальто.

- ну что же? - не унималась она. - я не выношу сюрпризов!
- это то, что я специально купил тебе, потому что очень сильно тебя люблю.
- ну, покажи!
Она попыталась обойти его кругом и заглянуть под пальто, но он отпрянул от нее.
- не покажу, пока ты мне кое-что не пообещаешь. Пообещай, что будешь любить это так же сильно, как любишь меня.

- как я пообещаю, если даже не знаю, что это?
- потому что здесь собрана вся моя любовь к тебе, вся - вся, свернутая в одном маленьком узелке.
- покажи!
- давай, - уговаривал он. - если не пообещаешь, я унесу его обратно, и ты никогда не узнаешь, что это было.
- покажи!
- сначала обещай!
Она сделала глубокий вдох и выдала скороговоркой:
- хорошо, что бы ты ни держал там под пальто, обещаю любить это так же сильно, как люблю тебя.
- зуб даешь?
- даю!
Он осторожно сунул руку под пальто и достал оттуда маленького пестрого котенка с большими зелеными глазами. Тот тихонько мяукнул и уцепился за воротник крошечными коготками.
- ой, какой милый! Она.- обрадовалась - он просто совершенство!
- а я тебе что говорил? Это вся моя любовь, свернутая в одном узелке. Как назовешь?
Она взяла котенка и, сложив руку лодочкой, погладила его пальцем по головке.
- еще не знаю. Но как-нибудь романтично. Очень, очень романтично.
Она мяукнула, и котенок мяукнул в ответ. Мяукнула еще раз, и он снова повторил за ней.
- о! Пусть будет эхо!
- эхо? Что это за имя? Больше подходит газете, чем коту.
- нет, глупенький. Это из греческой мифологии.
- ну, раз ты так считаешь ….
- эхо была очень красивой нимфой, самой красивой из всех, что когда-либо жили на свете.
- да ну? И что с ней случилось?
- ее все любили, но Гера, старая сварливая жена зевса, обозлилась на нее за то, что та отвлекала ее, пока у зевса были шуры-муры с другой богиней. Гера ее прокляла, чтобы она больше никогда не могла говорить своими словами - а только последними словами тех, кто заговаривал с ней.
Он восхищенно покачал головой.
- а знаешь, мне кажется, я люблю твой ум так же сильно, как твое тело. Ну, или почти так же. У ума, к сожалению, нет сисек.
Она в него подушкой бросила.

Его звали Дэвид стевенджер, ее - Мелани Анджела Томас. Обоим было по двадцать четыре; Дэвид был козерогом, Мелани - овном. Звезды говорили, что они должны непрерывно ссориться, но никто из их знакомых не знал двух других людей, которые любили бы друг друга так сильно. Они жили и дышали друг другом, делили все на свете и, когда находились рядом, излучали чуть ли не осязаемую ауру.
Некоторые вечера они проводили лишь за тем, что смотрели друг на друга в благоговейном молчании, будто ни один из них не мог поверить, что бог послал ему столь желанного человека. А они оба были весьма желанны. Дэвид был ростом немного за метр восемьдесят, с короткими светлыми волосами и нордическом лицом с прямым носом, унаследованным от дедушки. Широкоплечий и симпатичный, он считался одним из лучших принимающих "Грин - Бей Пэкерс" за последнее десятилетие. Мелани была невысокой и хрупкой, с блестящими темными волосами почти до поясницы. Она обладала красотой девушки с прерафаэлитского полотна, - красотой, навевающей грезы и отяжеляющей веки, будто от прогулок по бархатным маковым полям. С отличием окончив висконсинский университет в Грин - бее, она работала пишущим редактором журнала "Мид - Вест".
Они познакомились, когда Мелани отправили брать интервью у футболистов об их личной жизни. Первым ее вопросом был: "какие девушки вам нравятся? ", и Дэвид, Недолго Думая, Ответил:"ты".

Дэвид и Мелани жили в квартире на первом этаже большого белого дома. Он стоял на одной из улиц ашваюбенона, на которой росли рядком сахарные клены. У Дэвида был синий пикап "Додж", а у Мелани - новый серебристый "фольксваген жук". На следующий вечер после того, как Дэвид принес домой эхо, Мелани сидела на садовых качелях на передней веранде, держа котенка на коленях. Дэвид отправился пробежаться.
Это был один из вечеров позднего августа, когда мотыльки бьются о лампы, на лужайке начинает появляться прохладная роса, и уже слышно, как где-то далеко на северо-западе матушка зима точит свои ножи.
Мистер касабян спустился со второго этажа, чтобы вынести мусор. Со своими усами, напоминающими садовую щетку, круглыми очками и в черной блестящей жилетке он был похож на джепетто, кукольника, который выстругал пиноккио. Увидев эхо, танцующую у Мелани на коленях, он взобрался на веранду, чтобы рассмотреть ее поближе.
- какой милый!
- вообще-то это девочка. Дэвид принес вчера ее.
- она напоминает мне о моей уилме, - с тоской проговорил он. - уилма кошек любила.
- вы так сильно по ней скучаете.
Мистер касабян кивнул.
- двенадцатого ноября будет три года, но мне все так же тяжело, будто я проснулся только этим утром, протянул руку и понял, что ее больше нет.
- не знаю, что бы делала, если бы потеряла Дэвида.
- дай бог, чтобы тебе не пришлось об этом думать раньше, чем вы вдвоем успеете прожить долгую и счастливую жизнь.
Мистер касабян ушел в дом, и уже в следующее мгновение, стуча "Найками" по тротуару, из-за угла появился Дэвид в своем бело - зеленом спортивном костюме.
- тридцать одна минута восемнадцать секунд! Он.- с торжествующим видом выдохнул
Он поднялся на веранду и поцеловал ее.
- ты такой потный! Она.- сказала
- прости, я в душ. Не возьмешь мне пива?
- нет, - ответила она, вцепившись в его костюм. - иди сюда, я люблю тебя и потного.
Он еще раз поцеловал ее, а она лизнула его губы и щеки, запустила пальцы в волосы и потянула его к себе поближе, чтобы слизать пот с его лба.
- эй … это даже лучше, чем душ, - произнес Дэвид и продолжил целовать ее снова и снова.
Она расстегнула молнию и, забравшись ему под куртку, принялась облизывать его блестящую грудь.
- пошли в дом, - сказала она, хватая его за руку и забирая эхо.
В гостиной она стянула с него куртку и стала вылизывать ему плечи, спину, живот.
- мне нравится твой вкус, - сказала она. - ты на смесь соли с медом похож.
Он глаза закрыл. Его грудь все еще вздымалась и опускалась после пробежки.
Она отвела его к дивану, чтобы он смог сесть. Расшнуровала его "Найки" и стянула носки. Опустившись перед ним на колени, начала облизывать подошвы его ступней, и ее язык заскользил между пальцев, словно розовый тюлень среди скал. Затем развязала шнурок на его талии и сняла штаны, а за ними и его белые боксеры.
Он лежал на диване, а она облизала его всего, охватив и потную мошонку, и забравшись глубоко в щель между ягодицами. Она хотела познать каждый оттенок его вкуса - и чем грязнее он был, тем лучше. Она хотела овладеть этим вкусом целиком.
Так все и началось.
С тех пор они устраивали друг другу такие омовения языком каждую ночь, после чего обнимались, липкие от подсыхающей слюны, и дышали друг другом. Каждую ночь он зарывался лицом между ее бедер, вылизывая и выпивая ее, а она всасывалась в головку его члена так сильно, что он завывал от боли. Эхо в такие минуты тоже мяукала.
А однажды, спустя одиннадцать дней, он поднял голову, и его подбородок оказался окрашен ярко - красным цветом. Он поцеловал ее, она облизала его лицо, и он снова опустил голову.

Родители Мелани вытащили их на ужин в "Мясные и Рыбные Блюда от Маккензи". Сев поближе, они сплели пальцы и стали смотреть друг на друга в свете свечей.
Ее отец посмотрел на мать и приподнял бровь. Это был худощавый, спокойный мужчина с зачесанными назад седыми волосами и крупным ястребиным носом. Мать выглядела почти один в один как Мелани, только ее волосы были коротко острижены и подкрашены светлым, а фигура - полнее. На ней было яркое бирюзовое платье, тогда как Мелани пришла вся в черном.
- так … у вас, голубков, не появилось планов пожениться? - спросил мистер томас. - или я старомоден слишком?
- мне кажется, будто мы уже это прошли, - ответила Мелани, продолжая улыбаться Дэвиду.
- уже прошли? Что это значит?
- это значит, что мы уже стали намного ближе, чем нас могла бы сделать любая свадьба.
- прости, но я этого не понимаю.
Мелани повернулась к отцу и дотронулась до его руки.
- вам с мамой очень повезло найти друг друга … но иногда люди влюбляются настолько сильно, что становятся одним человеком … и не просто делят друг друга, а становятся единым целым.
Отец головой потряс.
- боюсь, это за пределами моего понимания. Я лишь хотел узнать, подумали ли вы о финансовых преимуществах брака, - пробурчал он, пытаясь обратить это в шутку. - хм … не знаю даже, сколько налогов вы должны платить, если вас не двое, а один человек.
Им принесли еду. Все заказали по бифштексу и лобстеру, кроме Мелани - она выбрала салат с жареным тунцом. Разговор переключился на футбольный сезон, затем на последний роман Джона гришэма, который читал отец Мелани, а затем на одну из подруг Мелани из журнала "Мид - Вест", у которой в ее двадцать шесть диагностировали рак шейки матки.
- представляете, она хочет, чтобы ее прах развеяли над грядкой, чтобы ее парень смог съесть ее.
- по-моему, это нездорово, - заметила мать Мелани.
- а по-моему, ничего такого. По-моему, это красиво.
Дэвид новый бокал белым вином наполнил.
- как тунец?
- изумителен. Хочешь попробовать?
- нет, спасибо.
- ну, давай же, попробуй.
Тут она перегнулась через стол и поцеловала его, не скрывая виду, протолкнув наполовину пережеванный кусочек рыбы в его открытый рот. Дэвид принял его и, дожевав, произнес:
- хорош. Да, ты права.
Родители мелани наблюдали за этим в недоумении. Дэвид, ничуть не смутившись, повернулся к ним.
- правда хорош, - подтвердил он и сглотнул.
На следующий день мать мелани позвонила ей на работу.
- я за тебя беспокоюсь.
- почему? Я в порядке. В жизни не была такой счастливой.
- просто твои отношения с Дэвидом … они кажутся такими насыщенными.
- потому что они такие и есть.
- но то, как вы себя ведете … не знаю даже, как сказать. Все эти поцелуи, ласки и то, как вы делитесь едой … к тому же, это смущает окружающих.
- мам, мы любим друг друга. И как я сказала папе, мы не просто партнеры, мы - одно целое.
- знаю. Но каждому человеку нужно немного пространства в жизни, немного времени, чтобы побыть самим собой. Я обожаю твоего отца, но всегда рада, когда он уезжает играть в гольф. Тогда я несколько часов могу слушать ту музыку, которую хочу, расставлять цветы или болтать с подругами по телефону. Просто быть собой.
- но Дэвид - и есть я. а я - и есть Дэвид.
- это меня тревожит, вот и все. Это не кажется мне здоровым.
- мам! Ты так говоришь, будто это болезнь, а не отношения.

Октябрь. Дэвид начал пропускать тренировки на "Ламбо - Филд", а Мелани - отпрашиваться с работы после обеда, и все ради того, чтобы лежать голыми в постели в прохладной полутьме, вылизывать друг друга и смотреть друг другу в глаза. Они они были ненасытны в своей жажде. они гуляли на морозе и у Мелани начинало течь из носа, Дэвид слизывал это ради нее. А когда они лежали в спальне, ни в одном из них не было ничего, что бы другой не стал целовать, высасывать или пить.
У у родителей и друзей они все реже и реже появлялись. если и появлялись, компании у них вообще не складывалось, потому что они все время ласкали друг друга, не слыша и не видя всех остальных.
Однажды днем, когда выпал снег, к ним домой зашел помощник главного тренера "Пэкерс" Джим пуласки. Он был коренастым мужчиной с жесткими седыми волосами и типично польским широким лицом, испещренным глубокими морщинами за годы, проведенные на боковой линии. Сев на диван в своем пальто из овчины, он обратил внимание Дэвида на то, что тот пропустил очередную командную тренировку.
- ты звезда, Дэвид, спору нет. Но недоумки важнее звезд, и каждый раз, когда ты не показываешься на тренировке, ты их расстраиваешь.
"Недоумками"Недоумками" в команде называли ее спонсоров. сводя глаз с Мелани, Дэвид сказал:
- простите, тренер, что вы сказали?
- ничего, - ответил мистер пуласки и, выждав порядочно времени, натянул свою обшитую мехом шапку и вышел через переднюю дверь. Хрустя по ледяной дорожке, он встретил мистера касабяна, который боролся с пакетами из магазина. Взяв один из них, он помог ему подняться на крыльцо.
- спасибо, - поблагодарил мистер касабян, выпустив пар изо рта. - - всегда боюсь упасть. моем возрасте если падаешь, то ломаешь бедро, тебя увозят в больницу, и там ты умираешь.
- - живете на верхнем этаже? - точно. этим рождеством уже будет двадцать семь лет как. - часто видитесь с Дэвидом и Мелани? - раньше часто виделся. - раньше? - а в последнее время нет. они - пш- ш - ш! - и становятся человеком - невидимкой, как мне кажется.
- - и не только вам. касабян кивнул в сторону зеленой "Тойоты" с надписью "Грин - бей пэкерс", припаркованной у обочины.
- - у Дэвида проблемы? - можно и так сказать. собираемся уволить его, если он не возьмется за ум. Даже когда он появляется на тренировках, он будто не понимает, где находится.
- мистер, не знаю, что и сказать вам. Я любил свою жену тридцать восемь лет, но никогда не видел такой пары, как они. Это не просто ласки, а какой-то загипнотизированный гипноз. Лично мне кажется, что это кончится очень плохо.
Стоя посреди снежных вихрей, мистер касабян проследил, как тренер отъехал. Затем посмотрел на свет в окнах первого этажа и покачал головой.

Перед перед рождеством пропала эхо. искала ее везде - в шкафах, за диваном, под подушками, в подвале. Выходила на улицу и звала в погребе - хоть котенок и не переносил холода. Ее ее нигде не было. лишь эхо голоса Мелани на белой, морозной улице: "эхо! Эхо!эхо! Дэвид вернулся из магазина, она сидела в своем кресле - качалке вся в слезах, с наполовину закрытыми шторами.
- - я не могу найти эхо. где-то же она должна быть, - сказал он, поднимая занавески и газеты, будто ожидал найти ее сидящей под ними.
- - я весь день ее не видела. , наверное, очень проголодалась.
- может, вышла на улицу по своим делам, и кто-то из соседей ее подобрал.

Закутавшись в пальто и шарфы, они стучали в каждую дверь по обе стороны улицы. Но но мир равнодушное безмолвие хранил. - вы не видели пестрого котенка? печальное качание головами. самом конце улицы пожилая женщина с темными бегающими глазами и лицом цвета ливерной колбасы ответила им:
- ешли да, то что?
- - так вы видели ее? она примерно такого размера и ее эхо зовут. мы дадим вознаграждение, - вставил Дэвид.
- - вожнаграждение? пятьдесят долларов любому, кто вернет ее невредимой.
- - я его не видела. вы уверены?
- она … очень дорога нам, - пояснила Мелани. - - это наша эмоциональная ценность. представляет … ну, представляет нас двоих. Нашу нашу любовь друг к другу. поэтому мы и хотим ее вернуть. сто долларов, - сказал Дэвид.
- - вы што долларов шкажали? потому что если вы видели ее … если она у вас ….
- что я шкажала? Я я его не видела. ражниша - пятьдешят, што долларов? Хотите шкажать, я вру?
Женщина женщина на них свой палец направила. ваш ждет нещаштье, раш вы поете эту пешенку! Нещаштье, нещаштье, нещаштье!
С этими словами она захлопнула дверь, оставив их стоять на крыльце, пока снег падал на их плечи.
- ну, она хотя бы общительная, - заключил Дэвид.
Они искали до одиннадцати вечера, пока дома в районе один за другим погружались в темноту. В итоге они были вынуждены признать, что никак не смогут найти эхо до утра.
- я сделаю объявления, - сказала Мелани, лежа на животе в ночной рубашке, задранной до подмышек, пока Дэвид размеренно вылизывал ей спину.
- отличная мысль … для этого можно взять одну из ее фотографий, что мы сделали на веранде.
- о, мне так жалко ее, Дэвид … она, должно быть, очень замерзла и страдает в одиночестве.
Он продолжил облизывать ее ягодицы и заднюю часть бедер, а она лежала на подушке и слезы монотонно капали с ее носа. Вылизав подошвы ее ступней, он вернулся в кровать и принялся за лицо. - соль, - сказал он. - печаль, - прошептала она. На следующее утро небо было темным, как грифельная доска, и снова шел снег. Мелани Мелани сделала объявление на компьютере и распечатала сто копий. пропал пестрый котенок, всего три месяца, отзывается на имя эхо. Жесть@жесть@Horroroff.

Больше информационных статей о здоровых питаниях на каждый день http://zdorovoe-pitanie.ru-best.com/novosti-po-zdorovomu-pitaniyu/zdorov...