Здоровое питание

Как правильно питаться, что бы сохранить здоровье и похудеть, новости о здоровом питании, самые здоровые рецеты

Здравствуй, дорогой мой питер, в эфире Даша - София.

27.10.2015 в 00:29

Сразу предупрежу тебя, что не умею писать о городах, особенно о тех, которые для меня что-то значат, потому что получается сопливо и пафосно. Вот и сейчас будет так же. Но не написать нельзя. Слишком уж скучаю.

Итак, к новостям недели. Сегодня будет ровно 60 дней с того момента, как я уехала. И, если честно, мне без тебя очень плохо.

Дорогой мой скучный питер. Москва еще глупее, чем я думала. Такое ощущение, что Москва - это сплошная бессмысленная улыбка. Вообще никакой рефлексии у этого города, одно веселье. Это сначала кажется, что здорово, а потом очень надоедает. Невозможно всё время быть счастливым, надо ведь и пострадать. Нет, страдать тут, конечно, никто не запрещает, но здесь "Плохо" - это просто "плохо", без всякого вдохновения, без смысла, без продолжения. Меня это бесит и я часто злюсь на Москву за эту непроходимую бессмысленность, хотя по-прежнему жуть как люблю ее. А тебя по-прежнему не люблю. Но скучаю страшно. Потому что во мне нет ни капли московского, одно только петербуржское. Я до сих пор намеренно выделяю слово "Греча", заказывая еду в гитисовской столовой, потому что не хочу отказываться от своего внутреннего питерского снобизма, даже в речи. Мне нравится думать, что у нас, в нашем городе, какой-то особый абракадабрский язык.
Дорогой мой страшно далекий питер. Может быть, это приобретенный синдром москвича, или внезапно проснувшаяся любовь к родному пепелищу, или еще что-нибудь не менее бредовое, но теперь мне постоянно хочется приехать. Настолько, что когда я закрываю глаза, я вижу серые дома, серый асфальт, серое небо, серую воду и больше ничего. Даже от песен "Сплина" уже не тошнит, потому что когда Саша Васильев в сотый раз навязчиво поет что-то там про Неву, московская пустая пустота и серость приобретает какой-то питерский смысл. Ненадолго, правда.
Дорогой мой родной питер. Это, наверное, помешательство какое-то, но я мечтаю о том, чтобы через три недели, когда я приеду, был дождь. Настоящий дождь, нормальный, а не идиотские бессмысленные московские потоки воды, ни чуточки не помогающие хоть как-то светлеть душой. В питере мне нравилось, когда промокали ноги, потому что потом можно было согреваться и чувствовать себя уютно. А в Москве мне не уютно. В Москве бывает весело, ярко, шумно, но не уютно. Она слишком большая и слишком поверхностная для уюта.
Дорогой мой привязчивый питер. На самом деле я понятия не имею, что я к тебе чувствую теперь. Но одно знаю точно - ты стал моей навязчивой идеей и вспоминаешься теперь к месту и не к месту. Чаще - не к месту. На днях я читала вслух "Ленинград" Мандельштама и плакала, потому что Мандельштам молодец и очень точно всё описал. Я всё время представляю себе, как вернусь в свой город, знакомый до слёз, и буду глотать рыбий жир ленинградских речных фонарей. Это излишне поэтично, и я прекрасно понимаю, что в итоге всё будет не так. Будет блеклая люстра на московском вокзале, недовольные люди, хлопающие стеклянными дверьми, будет много грязи на ботинках и морось в лицо, шаверма, поребрики, унылая схема метро без кольцевой линии, прямые улицы, заученные - когда - то - наизусть - и - уже - немного - забытые. Рыбьего жира ленинградских речных фонарей не будет, но всё равно будет по - родному, хоть и не очень весело. Вот и хорошо. Веселья и в Москве достаточно. Мне теперь кажется, что в петербургской серости есть красота и, может быть, даже какая-то мудрость.
Дорогой мой ненавистный питер, это все новости к этому часу. Оставайся со мной и не переключайся.

Ещё читайте информацию о питаниях на неделю http://zdorovoe-pitanie.ru-best.com/pravila-zdorovogo-pitaniya/pitanie-n...