Здоровое питание

Как правильно питаться, что бы сохранить здоровье и похудеть, новости о здоровом питании, самые здоровые рецеты

Кок - жайляу был местом встречи истинных алмаатинцев.

13.01.2018 в 13:50

Скудный ассортимент спортивной одежды и малая доступность инвентаря вовсе не считались основательными аргументами в пользу того, чтобы сидеть дома.

Одним из самых любимых горно - спортивных аттракционов алмаатинцев во второй половине прошлого века был спуск с кок - жайляу. О его популярности красноречиво свидетельствовала его "Натоптанность" и "накатанность"
. К концу сезона трасса этого народного маршрута покрывалась равномерным слоем из ярких обломков лыж и санок и ослепительно сверкавшими на солнце осколками от сотен разбитых термосов. И немудрено.


Длинный спуск с кок - жайляу начинался, как и любое горно - воскресное мероприятие той поры, с длинной очереди на автобус. "Шестой Номер", связывавший город с медео, был традиционным тестом на любовь алмаатинцев. Тестом на любовь к горам. К чести тех "Безлошадных Поколений" нужно признать, что горожане выходили из испытания с честью. И какими-то неимоверными усилиями, на выдохе, втискивались в "Шестёрку" в таком количестве, что едва не выдавливали оконные стёкла, приминали к рулю водителя и делали проблематичными усилия мотора сдвинуться с места (в гору. Нужно ещё учитывать, что подавляющее количество всей этой задорной братии лезло в салон с лыжами, санками, рюкзаками, термосами и проч. А кто-то ещё и с коньками.


Однако надо сказать, что добрая половина пассажиров до медео не доезжала. Не собиралась доезжать, так как выходила остановкой ранее - на "Просвещенце". Именно отсюда и начиналась культовая тропа алма-атинских любителей лёгкого экстрима. Ведь до этого лёгкого экстрима нужно было ещё дошагать. В гору.


Знаменитая тропа на кок - жайляу в воскресные дни живо напоминала самим участникам читано - перечитанные строчки из Джека Лондона (подъём золотоискателей на чилкут, помните смока белью), перифразированные и преломлённые через собственный героический пример. Зрелище действительно было весьма живописным: повсюду, насколько хватало глаз, по тропе, группами и в одиночку медленно ползли вверх люди. Ощетиненные лыжами - палками, нагруженные санками, рюкзаками и с предвкушением грядущего удовольствия от предстоящего спуска. Спортивные, подтянутые "Старички", которыми всегда славилась Алма-ата, семьи с уютными и безропотными мамашами и канючащими мальцами, вечные кучки обречённых женщин "бальзаковского возраста", разнохарактерные студенты всяческих вузов, уверенные в себе инженеры и ещё более уверенные рабочие, целые классы школьников, вместе с педагогами и родителями, - тут, в этой живописной толпе, был весь город!


Чем ближе к плато кок - жайляу, тем медленнее становилось течение этой разношёрстной человеческой массы. И тем чаще вздымались из-под непроницаемых шатров тянь-шаньских елей сиреневые струйки пахучего дыма маленьких костерков, тем назойливее становились живописные виды рассевшихся на смолистых корнях групп и группок. Рядом стояли, раззявив свои заветные утробы рюкзачки и сумки, содержимое которых начинало здесь своё самостоятельное движение внутри здоровых организмов и волшебную трансформацию из груза в пищу. В воздухе то и дело мелькало ушедшее в массы крылатое изречение профсоюзных туристов: "лучше килограмм в желудке, чем грамм в рюкзаке! Чего греха таить, для многих экстремалов кок - жайляу главным смыслом рискованного предприятия были именно эти привалы, степень важности которых возрастала по мере движения по маршруту. (Обязательными были остановки наверху, на плато, и далее - на берегах звонкоголосой казачки. ) Их можно понять. Привалы в пору товарного изобилия вряд ли способны воспроизвести ту палитру чувств, которая расцвечивала привалы времён тотального дефицита. Когда ещё не было всяких "Марсов - Сникерсов" и доступной копчёной колбасы. Зато были: отварная картошка с маслом, вывалянная в укропчике, собственноручно засоленное сальце с чесночком, хрустящие огурчики из открытой по случаю дома банки, зажаренные кусочки докторской колбасы, сочные почищенные луковицы, пирожки с капустой, специально приготовленные для походников - экстремалов мамами, лоснящиеся румяными боками курочки, неизменные яички с непременной россыпью крупной соли … ну и, конечно, чай, во всех мыслимых видах и рецептурах. На основе одного и того же сеноподобного "Грузинского". И всё это - под упоительно чистый морозный воздух, настоянный на запахе прошлогодних трав, заквашенный на размякших вздохах солнцепёков и пропитанный одуряющим новогодним духом еловой хвои. Ради одного этого стоило жить и страдать!

Сам спуск в ущелье большой Алма - атинки также радовал взор. Но тут, если с чем-то и можно было сравнить, так это с весёлой пародией на знаменитое бегство французов из-под Москвы в 1812 году.

Большинство тех лыж, которые затаскивались сюда в те времена, были обыкновенными беговыми (деревянными. Так что значительная их часть ещё до окончания спуска превращалась в щепки или дрова. На этих - то щепках и обломках живописно одетые люди (никакой специальной одежды для любителей горных походов, кроме знаменитых брезентовых штормовок, минлегпром в советские времена не производил) тут и там кипятили воду для чая.

Надо учесть, что на узком спуске, на одной дороге сталкивались лыжники всех квалификаций: простые саночники и экстремалы, использовавшие для спуска то самое естественное транспортное средство, которым одарила их мать - природа (ну, то самое, про которое поэт сказал: "можно убедиться, что земля поката, - сядь на собственные ягодицы и катись! Было весело! Домой добирались глубоким вечером, усталые, голодные и битые. Но откровенно счастливые.

Хоть раз в жизни спуститься с кок - жайляу для молодого алмаатинца 70-80 годов значило, что жизнь обрела полноценность. И дай бог испытать всю гамму тогдашних эмоций тем, кто через несколько лет поднимется на дорогом подъёмнике на новый горнолыжный курорт (мирового класса), снаряжённый по последнему слову спортивной моды, одетый во всё брендовое (благо, Китай рядом), гордый и жаждущий. Чего? В общем - то, того же самого, за чем в былые времена подымались сюда и мы … источник: Informburo. kz.